РУС ҚАЗ
Премьер-лига
x

Матч-центр

  • Премьер-лига
  • Первая лига
  • Вторая лига
  • Кубок Казахстана
  • Суперкубок
  • Переходные матчи

НовостиКайрат Аширбеков: «Карьеру закончу только в Шымкенте»

22 мая 2014, 14:31
В развёрнутом интервью корреспонденту республиканского интернет-портала «Sports.kz» капитан «Ордабасы» рассказывает о том, где хранится подаренная ему футболка португальца Данни, почему Арно Пайперса просили убрать его из сборной перед матчем с Сербией, почему он завершит карьеру только в Шымкенте и о многом-многом другом... Конечно же, мы не забыли обсудить с Кайратом Аширбековым и насущные вопросы, касающиеся перспектив «Ордабасы».
 
— Кайрат, хотелось бы начать с относительно недавних событий. Виктор Пасулько покинул «Ордабасы» прямо перед стартом нового сезона. Насколько сильно это сказалось на психологическом состоянии команды?
— Не знаю... В какой-то мере это психологически, наверное, надломило, но затем пришел новый тренер, и все наладилось.
 
— Не имело ли место в этой ситуации что-то схожее с тем, что мы сейчас наблюдаем в «Иртыше», где все игроки верили, что Талгат Байсуфинов останется... В итоге мы видим, что павлодарский клуб в течение долгого времени не мог «вкатиться» в сезон.
— Нет. Мне кажется, все должны оставаться профессионалами. Тренеры уходят, а команда остается. И нужно биться за честь клуба, что бы ни случилось.
 
— Что скажете о новом тренере команды — Саулюсе Ширмялисе? Насколько с его приходом изменилась игра коллектива?
— Многое уже видно в игре. Видите, у нас нет возможности провести полноценный тренировочный процесс — игры идут одна за другой. Только успеваем восстановиться, и уже следующий матч. Работаем очень много по тактике. Нужно просто немного времени.
 
— Насколько тот факт, что команда провела предсезонные сборы с другим тренером, может, в перспективе, сказаться на итоговом месте «Ордабасы» в турнирной таблице чемпионата?
— Не знаю. Об этом будем говорить уже по окончании сезона. Конечно, Виктор Васильевич Пасулько — тренер немного другого плана, нежели Саулюс Ширмялис. Требования у двух названных специалистов несколько разные. Но времени на то, чтобы перестраивать всё, у нас нет. Нужно принимать те правила, которые есть, и играть в каждой встрече на победу.
 
— В этом сезоне уже нет того, что было в нашем чемпионате еще два года назад, — когда лидер первенства мог поехать к аутсайдеру и без проблем разжиться там очками...
— Соглашусь, такого уже нет. Тот же «Спартак» — все его называют аутсайдером, но посмотрите, как они бьются со всеми. Мы их обыграли с большим трудом — с разницей в один мяч. Явных аутсайдеров в нынешнем чемпионате нет.
 
— Уже который год стартовая часть чемпионата в Шымкенте получается скандальной. Всегда в «Ордабасы» что-то происходит: или перемены в руководстве клуба, или смена тренера, или еще еще что-то... Чем это объяснить?
— Сложно сказать, почему так получается. Не задумывался над этим. Возможно, у нас такой «южный» менталитет — тут ничего не поделаешь.
 
— Сейчас команде не хватает Андрея Карповича?
— Андрей Карпович — серьезная потеря для «Ордабасы». Он не один год отыграл в Шымкенте, и сам признавался, что никуда не хотел уходить, но так сложились обстоятельства. В игровом и человеческом плане команда многое потеряла.
 
— Как Вам кажется, ваша команда стала сильнее в сравнении с прошлым годом?
— Считаю, что команда растет. С каждым годом чемпионат Казахстана становится все сильнее и сильнее. «Ордабасы» тоже не стоит на месте и идет в ногу со временем.
 
— Стоит ли «Ордабасы» расценивать как претендента на медали?
— Об этом еще рано говорить. Наша первоначальная задача — попасть в первую шестерку. Только после этого можно будет думать о медалях.
 
— Значит, Ваш клуб пока — «темная лошадка»?
— Думаю, у всех сейчас главная цель — зацепиться за заветное место в шестерке. А там уже видно будет.
 
— Можно ли говорить о том, что на предварительном этапе, до деления на «шестерки», у команд есть право на ошибку, потому что затем начнётся уже совсем другой турнир?
— Сейчас идет очень серьезная борьба в чемпионате Казахстана. Все команды идут плотно, поэтому каждый матч — это настоящая битва за драгоценные очки. У нас такое уже было, что мы попадали в первую шестерку, и там уже озвучивались новые задачи.
 
— Вы думаете — это правильно?
— Сейчас рано думать о медалях. Все должно быть поступательно.
 
— Кого Вы видите главными претендентами на чемпионство?
— Мне очень понравились по игре «Астана», «Актобе», «Кайрат» и «Шахтер».
 
— Вспоминая прошлый сезон: насколько соответствуют действительности все эти разговоры о разногласиях между командой и тренером? Нервозная ситуация вокруг коллектива...
— Я далек от подобных мыслей. Мы нормально играли. Добились неплохих результатов. Я сам такой человек — не люблю интриги и стараюсь оставаться от них в стороне.
 
— Во время конфликта между Касьяновым и Пасулько команда как-то поддержала Артема?
— Конечно, поддержала. Мы ведь уже не первый год играем вместе. Личные отношения остаются личными, а футбольные вопросы уже решает тренер. Конечно, я видел со стороны, как ему было обидно, тяжело, но он молодец — вытерпел, и сейчас уже все позади.
 
— Не было такого, что Вы, как капитан команды, подходили к тренеру и спрашивали: «Васильевич, ну, как же так? Это же наш парень?»
— Был разговор. Виктор Васильевич сам говорил, что со временем все нормализуется — нужно просто продолжать играть. Так и случилось.
 
— То есть, это, скорее, мы себе додумали, что в коллективе все было так плохо?..
— Ну да.
 
— Прошлый сезон у «Ордабасы» получился неровным: то взлеты, то падения. Как сделать так, чтобы команда в этом сезоне выступила более стабильно?
— Мы работаем над этим. Соглашусь с Вами, что нам не хватает стабильности. Мы можем одну встречу выиграть, а другую — провалить. Но тренерский штаб работает в этом направлении, и он должен решить этот вопрос.
 
— Был еще один момент, который меня в прошлом сезоне удивил — когда Вахид Масудов уходил из «Ордабасы», никто из команды за него не вступился...
— Почему не вступились? Возможно, Вы просто не знаете всей правды. Я уже говорил: тренер уходит — команда остается. Я благодарен ему. Рад что, с ним довелось поработать. У него были большие надежды на команду. У него просто не пошло: один раз споткнулись, второй, а на третий руководство его не простило...
 
— Многим также памятен ваш матч с «Актобе» в последнем туре чемпионата прошлого сезона, когда Абат Аймбетов забил на заключительной добавленной минуте поединка, как оказалось, «золотой» для актюбинцев гол. Что тогда заставило «Ордабасы», у которого, в сущности, не было турнирной мотивации так биться на Центральном стадионе имени Кобланды Батыра?
— Я не совсем согласен с Вами по поводу того, что у нас не было мотивации. При проигрыше мы бы оставались на шестом месте, а при победе — поднимались аж на четвертое.
 
— Для Вас это так важно — четвертое место или шестое?
— Для меня — да. Я сам говорил перед игрой, что «Ордабасы» еще не поднимался выше шестого места, и для меня было важно потихоньку переписывать историю клуба и двигаться вверх по турнирной таблице. Мое мнение: в той ситуации пятое место можно расценивать, как удовлетворительный результат. Конечно, хотелось быть еще выше, но мы сами шли неровно по дистанции. При хороших обстоятельствах могли побороться и за «бронзу», но не сложилось. Тогда в Актобе мы ездили полурезервным составом, и ребята выложились и показали лицо «Ордабасы».
 
— После той встречи на фоне всеобщего ликования «Актобе» помните, как Вы зашли в раздевалку? Что сказали парням после игры?
— Нет. Я видел, как ликовал «Актобе». Я был разочарован тем, что мы упустили победу, и сразу ушел в раздевалку. С одной стороны, наверное, футбольный Бог — он есть, потому что «Актобе» в том году на самом деле заслужил чемпионство.
 
— Сейчас, уже когда все позади, нет сожаления относительно того, что шансов на более высокое место, на медали чемпионата вашу команду лишила та история с Мухтаром Мухтаровым, который, из-за ошибки тренера появился на поле в игре с «Шахтером», хотя должен был ее пропускать из-за перебора жёлтых карточек...
— Человеку свойственно ошибаться. Конечно, мы были расстроены, поскольку могли с этими очками побороться за место в тройке, но винить, осуждать допустившего ошибку человека — неправильно. Да, он ошибся, такое может случиться с каждым. Тренер был уволен по итогам сезона, но считаю, что человек работал и ошибся совершенно случайно.
 
— Поговорим непосредственно о Вашей карьере. Из тех клубов, в которых Вы играли до «Ордабасы», где Вам было комфортнее всего?
— Считаю, что футболистом меня сделали в «Актобе». Я очень благодарен этому клубу — провел там замечательное время, выиграл немало титулов. Спасибо актюбинским болельщикам за поддержку. Я гордился тем, что люди относятся ко мне с уважением — я знал это и отдавался на поле на все 100 процентов.
 
— Матч с «Маттерсбургом» еще помните?
— Конечно, такое не забывается. Это мой первый еврокубковый опыт. Буду с Вами честен — мне очень обидно, что в моей карьере так складывалась: как только дело доходило до еврокубков, у меня случались травмы. Бывают микротравмы, но я никогда не обращаю на это внимания — выхожу на уколах играть. Однако с еврокубками у меня почему-то несчастливые совпадения. Помню, бывали у меня очень серьезные травмы. Мне очень хотелось сыграть с «Маттерсбургом» — я вышел с травмой, на уколах и дорвал мышцу. Мог не выходить на поле и пропустить всего месяц, а в итоге — пропустил четыре. Даже, когда мы играли с «Ордабасы» в еврокубках, меня настигали травмы. Съездил на первый гостевой матч с «Ягодиной» — мы выиграли 1:0. По приезду на первой же тренировке дома я сломал ногу, и там уже никакие уколы не спасли. Как следствие — пропустил столь важные игры «Ордабасы» в еврокубках.
 
— Что можете сказать о работе с Владимиром Мухановым?
— С кем бы из тренеров я ни работал, про них никогда плохого не скажу, потому что каждый меня чему-то научил в жизни. Я благодарен всем своим тренерам.
 
— Говорят, Муханов любил подшутить над футболистами...
— Да, бывало такое. Вообще, сейчас так пошло, что почти все тренеры любят подшутить над футболистами. Тот же Пасулько, а сейчас — Саулюс Ширмялис. Если он видит, что мы «убитые» выходим на тренировки после игр, сначала скажет о наших ошибках, а потом, видя, что команда в плохом настроении, выкинет шутку и разрядит обстановку. Это хорошая черта тренеров — уметь поднять настроение коллектива.
 
— Каким был Ваш первый матч за национальную сборную Казахстана?
— Мы играли с Киргизией в товарищеском матче. Тогда меня впервые вызвали в национальную сборную, и я даже и не надеялся на то, что выйду в основном составе. Однако тогдашний тренер сборной Арно Пайперс поверил в меня. Я всегда играл под нападающими, но Арно решил поставить меня на левый фланг. Именно после этого многие тренеры начали использовать меня как левого полузащитника.
 
— Вы автор, наверное, одного из самых значимых голов в истории казахстанского футбола — в ворота сборной Сербии, когда мы выиграли 2:1. Помните, как это было круто?
— Конечно. Забыть такое невозможно. Это была победа всей страны. Первая большая победа в УЕФА. Мы ехали в автобусе, и когда за нами ехали машины с казахстанскими флагами, было радостно до слез.
 
— В моменте с голом в ворота сербов Вы били, не думая, или, всё-таки, — прицельно?
— Сначала я сделал скидку головой. Потом мяч отлетел обратно ко мне, я просто ударил по воротам и, к счастью, забил гол.
 
— В чем, по-Вашему мнению, был главный секрет успеха Арно Пайперса: это было такое поколение футболистов, или он нашел оптимальную тактику для нашего футбола?
— Там все совпало. Это было очень хорошее поколение футболистов. Мы все были примерно одного возраста, и у нас были одни мысли и интересы. Пайперс объединил нас и придал нам уверенность относительно того, что мы способны обыграть любую команду в Европе. И мы выходили на игры, не обращая внимая, кто на той стороне поля — будь там Сербия или даже Португалия.
 
— Кайрат Утабаев давал интервью нашему порталу и отмечал сильное качество Пайперса — умение отстаивать свое мнение... И рассказывал, как Вас и его некие спортивные чины за неделю до игры с Сербией настоятельно просили убрать из сборной, но Арно сказал: «Мне нужны эти игроки, и они останутся»...
— Там не стоял вопрос — убрать из сборной. Нам тогда предлагали перейти в другой клуб, но я сразу сказал, что не намерен никуда уходить из «Актобе»... Была такая история, конечно, но я не хочу это вспоминать, потому что это все уже в прошлом.
 
— Ну, возможно, когда Вы уже закончите карьеру, расскажете о том, как все там было на самом деле?
— Нет, не в этом дело. Просто не хочется вспоминать негативные моменты...
 
— С того гола в ворота Сербии, страшно сказать, прошло уже 7 лет. Насколько Вы изменились за эти годы? Возможно, как-то поменялся Ваш характер?
— Со временем человек меняется. Конечно, я изменился — и в игровом плане, и в человеческом. Я стал взрослее и на некоторые вещи смотрю уже по-другому. В остальном — все так же.
 
— Футболку португальца Данни, которую Андрей Карпович привез Вам из «Динамо», еще храните?
— Да. Мне нравилось, как играл Данни. Когда Карпович приехал в сборную, я сказал ему: «Андрей, можно тебя попросить привезти футболку Данни?» — это как раз было перед игрой с Сербией. Потом Андрей рассказывал, что когда приехал в «Динамо», попросил футболку, а Данни говорит: «А какой номер хочет ее получить? Я смотрел вашу игру с Сербией». Карпович: «11-й номер». Данни сказал: «Я смотрел вашу игру, и за такой футбол хоть 11 футболок не жалко, но раз попросили одну — дам одну». И на следующий сбор Карпович привез мне футболку Данни. Дома висит — храню.
 
— За Вашу длительную карьеру со многими из звезд мирового футбола удалось обменяться футболками?
— Я никогда не менялся. Не знаю почему — не могу переступить через себя. Футболку после игр, где побеждали, дарил друзьям. А вот меняться с кем-то после игры не могу. Возможно, у меня характер такой — просить что-то не в моих правилах.
 
— Значит, коллекция очень скромная?
— Есть только футболки Титова и Тихонова — подарок моих друзей. А так, чтобы на поле с кем-то идти меняться, — не умею. Я, кажется, только один раз в жизни менялся футболками. Это было три года назад, когда Самат Смаков играл в «Актобе».
 
— После «Актобе» Вы год провели в «Шахтере», после чего несколько неожиданно перешли в столичный «Локомотив». Что Вас заставило поехать в Астану — в команду, которая строилась на ровном месте? Было просто интересно, или что-то еще?
— До переезда в столицу я провёл хороший сезон в Караганде. Затем мне поступило предложение от «Локомотива» — клуба с амбициями, куда ехали настоящие звезды, у которых мне хотелось многому научиться.
 
— Жамбыл Кукеев рассказывал, что Сергей Юран, тренировавший тогда еще «Локомотив», запрещал говорить по-казахски...
— Было дело, но мы все равно говорили на казахском. Когда мы были внутри коллектива, с пацанами всегда только на казахском говорил, потому что это мой родной язык, и никто мне не вправе его запрещать.
 
— Каково было играть в одной команде с Андреем Тихоновым и Егором Титовым? Для Вас они, в какой-то степени, наверное, были кумирами детства...
— Конечно. Я смотрел игры Тихонова и Титова в «Спартаке», когда красно-белые обыгрывали «Реал» и «Интер». Когда они приехали в Казахстан, все говорили, что, мол, они прибыли заканчивать с футболом, но я видел их в игре, и то, что они творили на тренировках... Наверное, это были лучшие легионеры из тех, что когда-либо приезжали играть в Казахстан.
 
— В чем это проявлялось?
— В первую очередь, в мышлении — они быстрее думали на футбольном поле. У Егора Титова, к примеру, очень тяжело было отобрать мяч. Он даже на тренировке мог всего раза два мяч потерять, и то — это уже было для него страшной ошибкой. Было еще одно качество, которое мне очень нравилось в Титове. Примерно к 8 туру тренеры стали его критиковать за то, что он редко бил по воротам. Мы как-то сидели с ним на базе, и он говорит мне: «Кайра, знаешь, если честно, — чем я сам гол забью, лучше выкачу партнеру, и пусть он уже забивает — это принесет мне больше кайфа». Тогда я понял, что это футболист, который мыслит совсем по-другому.
 
— Сейчас с Титовым связь поддерживаете?
— Иногда переписываемся при помощи СМС и в социальных сетях. Особенно он радовался за нас в прошлом году. Ведь в Шымкенте тогда собралось немало ребят, которые играли вместе в «Локомотиве» — я, Андрей Карпович, Роман Пахолюк.
 
— И вот, поиграв во многих клубах страны, Вы вернулись в Шымкент и именно в «Ордабасы» стали настоящим лидером команды и раскрылись как сильный плеймейкер... Нет сейчас понимания того, что, может, и не стоило никуда уезжать?
— Всегда знал, что вернусь в Шымкент, потому, что это мой родной город. Мне было 17 лет, когда я уехал из дома. Всегда понимал, что наступит тот день, когда я вернусь. Когда пришло время, я, не раздумывая, отправился назад в Шымкент. Считаю, что за четыре года у нас команда сильно прибавила. Вернулся домой, создал семью — все хорошо.
 
— Мы много с коллегами спорим: кто создал тот «Ордабасы» образца 2011 года, который смог выиграть Кубок Казахстана и потом Суперкубок — это, в большей степени, заслуга Анатолия Юревича или Виктора Пасулько? Это Юревич заложил фундамент, на котором строилась игра, или все же Пасулько смог создать такой сильный коллектив?
— Все, кто работал в «Ордабасы», внесли свою лепту в те успехи — начиная с Шайзидина Кенжебаева, который провел с командой два сбора. Даже ему принадлежит хотя бы капелька заслуги в выигрыше Кубка. Это была общая победа.
 
— В памяти еще осталось то, как шымкентские болельщики, можно сказать, выгоняли Юревича?
— Помню. Мне кажется, с ним поступили тогда несправедливо. Анатолий Юревич — хороший, сильный специалист. Жалко, что в Шымкенте ему немного не повезло.
 
— Вы не раз говорили, что Виктор Пасулько — сильный психолог...
— Виктор Пасулько — сильный мотиватор, он всегда умел найти нужные слова. У каждого тренера свои сильные стороны. Как мне думается, Анатолий Юревич и Саулюс Ширмялис в чем-то похожи. Они всем объясняют все до игры — кто поймет, тот поймет. Эти специалисты умеют разложить все по полочкам. Это правильно. Профессионал должен сам настраиваться и быть готовым к матчу.
 
— У Виктора Пасулько была очень сильная пресс-конференция в Астане, где он рассказывал, как обстоят дела с инфраструктурой клуба — мол, посмотрите, какая отличная у «Астаны» раздевалка, а у нас — комната, где стоит 12 стульев... Сейчас стало лучше?
— Конечно, идет время... Клуб не стоит на месте. Есть улучшения. С точки зрения инфраструктуры с «Астаной» тягаться пока рано, но нас устраивают те условия, которые есть. Движемся потихоньку вперед. Имеем то, что имеем.
 
— Вам не становится иногда жалко болельщиков, которые приходят на футбол в Шымкенте и вынуждены сидеть на солнцепеке?
— Болельщиков, конечно, жалко. Там, в числе прочих, и мои родные сидят. Как они мне признаются: «Мы сидели на футболе и чуть не умерли от жары! Как Вы там еще в футбол играете?» Я отвечаю, что это — наша работа, любимое дело, и, что мы должны играть в любых условиях. Безусловно, нам жалко наших болельщиков. Никогда не забуду ситуацию, когда в позапрошлом году трибуна на теневой стороне оказалась в аварийном состоянии. Там раньше люди хоть в теньке сидели, а когда их посадили под самое солнце, смотреть на это было больно. Но важно отметить — даже в такую погоду болельщики приходили на стадион. Я им безгранично благодарен за то, что они жертвуют своим здоровьем только ради того, чтобы поддержать родную команду.
 
— Али Алиев в одном из недавних интервью сказал: «В Шымкенте очень радикальные болельщики. Когда ты выигрываешь, тебя на плечах вынести могут со стадиона, а в моменты неудач все успехи забываются».
— Возможно, это так и есть в Шымкенте. Но какому болельщику понравится, если его команда проигрывает?.. Наверное, наш южный менталитет берет верх... Но всё же надо относиться к этому с пониманием — делать выводы и на следующую игру выходить и отдавать все силы.
 
— Быть может, это плюс? То, что команда находится под прессингом болельщиков...
— Это, в какой-то мере, сковывает команду. Но ничего страшного. Мы — мужики. Нужно стерпеть и двигаться дальше.
 
— Что скажете о последней практике натурализации футболистов, которая сейчас имеет место в нашем чемпионате?
— Конечно, хорошего в этом мало. Мое мнение — доморощенные футболисты должны играть в сборной Казахстана. Я поддерживаю последнее решение о том, что даже если футболист получает казахстанский паспорт, если он заигран за сборную своей страны, в сборной Казахстана он играть не может. Это правильные шаги.
 
— Но ведь от этого страдают наши, казахстанские, футболисты...
— Нужно принимать правила игры такими, какие они есть. Надо смириться и доказывать в каждой игре, что ты лучше, чем натурализованный игрок.
 
— А у нас таких ребят хватает?
— Хватает! Я в этом уверен!
 
— Надежду вновь вернуться в ряды национальной сборной еще сохраняете?
— Был бы очень рад снова попасть в сборную — я для этого работаю каждый день.
 
— В межсезонье предложения о смене клуба к Вам поступали?
— Да, поступали, но я сразу продлил контракт с «Ордабасы», и вопрос был закрыт.
 
— То есть, Вы для себя решили — до конца карьеры я в «Ордабасы», что бы ни произошло?
— В жизни все возможно, но я бы, конечно, хотел все силы и здоровье отдать своему клубу, моему родному городу и закончить карьеру здесь. Если даже судьба так сложится, что придется перейти в другой клуб — карьеру закончу в Шымкенте!
 
— Из нового поколения шымкентских футболистов кого отметите?
— Перспективных ребят у нас много. Гафуржан Суюмбаев, Мардан Толебек, Евгений Лёвин — эти парни уже играют в старте. Еркебулан Тунгышбаев, Максим Фильчаков прибавляют. Думаю, со временем они вырастут. Это — будущее шымкентского футбола.
 
— О том, чем будете заниматься по окончании игровой карьеры, не задумывались? Насколько я знаю, Вы закончили курсы и получили тренерскую лицензию. Диплом, кстати, дома?
— Диплом — дипломом, но о тренерстве еще не думаю. Я отучился на категорию А, однако диплом я спрятал очень далеко в сейф и смотреть на него пока не хочу. Хочу играть в футбол и радовать болельщиков забитыми мячами.
 
— В завершение — несколько слов болельщикам «Ордабасы»...
— Хочу, чтобы наши болельщики знали — если мы на поле, мы отдадим все силы ради победы! Путь так же продолжают болеть за нас и поддерживать! Вместе мы достигнем новых вершин! 


Автор: Ануар Абдрахманов

sports.kz

 

Social

/ PFLKAZ

PFLK TV
Array ( [rus] => news [id] => 2819 )